blind

Объявления

179С момента, когда приемный ребенок в первый раз видит свою новую семью, и до того, как он начинает чувствовать себя ее полноценным членом, проходит обычно немало времени.
Как отмечает Ослон Вероника Нисоновна, кандидат психологических наук, заведующий лабораторией «Психолого-социальные проблемы профилактики безнадзорности и сиротства» МГППУ, на формирование у ребенка потребности в замещающей семейной заботе влияют различные факторы и критерии психологической совместимости ребенка и семьи.


Опираясь на основные теории и концепции: теория привязанности (В.Фальберг), теория депривации (Й.Лангмейер, З.Матейчик), концепции в рамках культурно-исторического подхода (Л.С.Выготский, Л.И.Божович, М.И.Лисина, И.В.Дубровина, Л.Ф.Обухова, В.С.Мухина, А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых и т.д.), экологическая теория (У.Бронфенбреннер), – можно прогнозировать, что и в каком возрасте будет происходить с ребенком при его помещении в замещающую семью.
Было выявлено, что в возрасте до шести месяцев адаптация к новой семье проходит достаточно безболезненно, если семья готова к приему ребенка.
С шести до восьми месяцев адаптация осложнена из-за разрыва привязанности (анаклитическая депрессия). Восемь месяцев – наиболее сложный период, т.к. ребенок негативно реагирует на изменение распорядка дня, по которому живет новая семья, его могут раздражать новые звуки, запахи, изменение температуры в помещении, стиль прикосновений замещающих родителей.
В возрасте от одного года до трех лет отделение от объекта привязанности может нарушить формирующийся баланс между автономией и зависимостью.
В дошкольном возрасте наблюдаются эгоцентризм и магическое мышление, чувство вины из-за плохого поведения.
В младшем школьном возрасте – регресс в учебе, конфликт представлений о «хорошем» и «плохом», ребенок хорошо помнит к кому был привязан.
В подростковом возрасте – депрессия, «зов крови», конфликт лояльностей.
Так же было выявлено, что девочкам присущ более высокий уровень проявлений депрессивных расстройств, мальчикам – высокий уровень нарушений поведения. Мальчики успешнее интегрируются в замещающих семьях при сопровождении общего уровня, чем девочки.
При помещении в новую семью ребенок снова начинает переживать травму и боль потери. Попав в семью, ребенок как бы переживает «наводнение» своими тяжелыми воспоминаниями, с которыми ему трудно справиться и о которых он постоянно, навязчиво пытается рассказать родителям. Именно в этот момент важна ресурсность семьи.
По данным лонгитюдного исследования в семьях с эффективной замещающей заботой ситуация развивается следующим образом.
В течение первого года приема семья переживает структурный кризис, что вносит значительный хаос в систему отношений семьи. Сопротивляясь изменениям, члены семьи начинают идеализировать воспоминания и образы сплоченности базовой семьи, вытесняя проблемы и события, которые стали причиной приема. Приемные дети активно реагируют на структурное напряжение в семье, они пытаются воспроизвести привычное поведение, которое было характерно для взаимоотношений интернатного учреждения или кровной семьи. Чаще всего это связано с всеобщим нарушением личностных границ. Дети пытаются сформировать свое пространство и место в замещающей семье. Как правило, оно включает либо других приемных детей, либо наименее статусных членов семьи. Актуализируются и механизмы защиты по типу идеализации и мифологизации биологической семьи, переноса источника напряжения на кровных детей замещающей семьи.
В следующие 7–12 месяцев приема в семьях с эффективной заботой наблюдается парадоксальный феномен. У приемных детей снижаются значения показателей эмоционального неблагополучия – они повышаются у кровных детей. Кровные дети начинают чувствовать себя недостаточно эффективными.
Следует остановиться на тех проблемах, которые возникают в замещающей семье с кровными детьми. В большинстве случаев отмечается ревность между детьми. С одной стороны, оказывается приемный ребенок, которому так недоставало ласки, внимания, любви и который стремится получить это все в семье, с другой – родной ребенок, который видит, что большая часть внимания родителей отдана другому, ему кажется, что его отодвинули на второй план, забыли.
Ревность вызывается любыми, даже самыми простыми ситуациями: кому первому пожелают спокойной ночи, кого первого обнимут, кому дадут больше сладостей, кого чаще хвалят, а кого ругают и т.д. У детей при неправильном поведении родителей ревность выливается в агрессию по отношению к другому ребенку. Дети начинают драться, воровать вещи друг друга, клеветать, ябедничать и т.д.
При появлении приемного ребенка резко изменяется внутреннее состояние кровного ребенка, возрастает тревожность и напряжение. Ребенок мучается вопросами и сомнениями:
- «Это мои родители, почему они взяли другого ребенка?»;
- «Теперь этот ребенок займет мое место, его будут любить больше, чем меня?»;
- «Теперь я должен делиться всем с этим ребенком – игрушками, одеждой, компьютером, родителями?»;
- «Больше никогда мы не будем одной семьей?».
Таким образом, кровный ребенок испытывает страх потери семьи, отдаления от него родителей. В чем-то это ситуация похожа на ту, когда в семье рождается второй ребенок, только этот – чужой. Особенно большое значение в этой ситуации имеет предварительная подготовка кровного ребенка к появлению нового члена семьи.
Ревность и неприязнь – это проявление естественной борьбы за внимание родителей. Для того чтобы вернуть «потерянную» любовь родителей, кровный ребенок может начать копировать поведение приемного, регрессировать в своем развитии. Наиболее часто подобная реакция встречается у детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, они могут начать проситься к маме на колени, ни на шаг не отходить от родителей, грызть ногти, может неожиданно начаться энурез, расстройство сна и т.д. У детей более старшего возраста ревность чаще всего проявляется протестными реакциями, они стремятся меньше времени проводить дома, замыкаются в себе и т.д. У детей всех возрастов может появиться агрессия по отношению к приемному ребенку, желание вернуть его обратно. В других ситуациях агрессия переносится на родителей – ведь это они привели приемного ребенка, они уделяют ему больше внимания и т.д.
Любая система претерпевает кризис с приходом новых членов. Этот кризис затрагивает всех, кто находится в этой системе. Дети – самая уязвимая часть семейной системы. Только взрослые могут помочь им справиться с этими процессом.
После года приема замещающие родители начинают испытывать определенную «усталость» от проблем, связанных с поведением приемных детей. В их оценках повышается значение таких показателей как «агрессивное поведение», «наличие социальных проблем». Противоположные тенденции наблюдаются у самих приемных детей. В это время фиксируется первый «положительный» пик в оценках детей собственного эмоционального благополучия.
Отношения в семье у них становятся более глубокими и дифференцированными. Как следствие у детей актуализируется потребность в исследовании личностных границ членов семьи, а также других взрослых, с которыми они пытаются вступить в отношения привязанности. Основными мишенями становятся личностные границы членов семьи, способы проявления ими своих чувств, привязанности в семье, способность родителей к рефлексии и управлению поведением детей.
К 18 месяцам приема угасает потребность семьи в использовании механизмов защиты. Семья активно занимается урегулированием проблем, обусловленных особенностями взаимодействия, неадекватностью выражения и интенсивности чувств. Родители начинают жаловаться, что испытывают чувство вины по отношению к приемным детям, что они не могут их любить и прощать, как своих детей. Они считают свои эмоциональные проявления неадекватными: то слишком критичными, то излишне льстивыми.
Примерно в три года приема актуализируется потребность в сепарации (отделении) у приемных детей. Взаимоотношения к этому времени стабилизировались, и они уже могут позволить себе большую автономию. Система снова испытывает потребность в переструктурировании. В результате повышается уровень конфликтности в семье, начинают появляться или становятся более частыми случаи нарушения поведения. Возрастает уровень неудовлетворенности приемом со стороны матери. Она начинает ощущать свою «ненужность» для детей, усталость от приема. Напряженность в семье достигает своего пика примерно в три с половиной года приема и нередко провоцирует структурный кризис в системе.
Два последующих года семья переживает достаточно мирно. Фактически у всех членов семьи повышается уровень удовлетворенности отношениями в системе, особенно такими аспектами, как близость между членами семьи, способность реагировать адекватным образом на семейные стрессы, уровень эмпатии и психологической безопасности в отношениях, согласованность норм и правил и принятие их членами семьи.
В пять лет приема семья «входит» во второй кризис сепарации. Приемный ребенок, который в это время уже чувствует такую же включенность в семью, как и биологический, переживает новый пик потребности в автономии. Как показали исследования, в это время повышается уровень неудовлетворенности у всех членов семьи основными аспектами отношений, особенно в эмоциональной сфере.
Этот простой, и понятный материал поможет по-новому взглянуть на период, который семья проживает прямо сейчас, и, возможно, лучше понять задачи этого отрезка времени.